Пресс-центр

Генеральный директор ОАО «РТИ» Сергей БОЕВ: «Мы должны еще больше увеличить темпы развития производства вооружения и военной техники»

Одной из стратегически важных задач в рамках развития Вооруженных сил России до 2020 года является воссоздание Системы предупреждения о ракетном нападении. Заметная роль в решении этой задачи отводится ОАО «РТИ». Каковы темпы строительства Системы и насколько состояние отечественной микроэлектронной промышленности соответствует поставленным задачам — на эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью «Интерфаксу-АВН» ответил генеральный директор ОАО «РТИ» Сергей БОЕВ.

Сергей Федотович, с какими финансово-экономическими показателями ОАО «РТИ» завершило 2013 год? Каковы планы холдинга на 2014 год?

— Минувший год был для нас годом больших вызовов. Мы, как и ранее, выполняли наши традиционные задачи — обязательства перед государственным заказчиком, Минобороны РФ, по развитию Системы предупреждения о ракетном нападении и созданию ряда радиолокационных станций высокой заводской готовности. Нам была также поставлена задача ускорения разработки и создания целого ряда новых комплексов в области загоризонтной радиолокации, комплексов высокоточного измерения, мобильных локаторов. Коллектив был вынужден во многом перестроить свою работу, повысить мобильность для достижения показателей, на которые мы планировали выйти по итогам года.

В целом концерн справился со своей задачей. Консолидированная выручка за 2013 года составила почти 70 млрд. рублей. Она не выросла заметно по сравнению с предыдущим годом, но это связано, прежде всего, с тем, что был серьезный спад в сегменте системной интеграции. Этот спад наблюдался на мировом рынке и на рынке России. Если экономические показатели дивизиона, который отвечает за развитие оборонных технологий и производства вооружений и военной техники выросли в 2013 году почти на 30 процентов, то в сегменте системной интеграции они снизились. Зато мы достигли достаточно серьезных успехов, и для нас это особенно важно, в микроэлектронике. Здесь мы в 2013 году сделали серьезный прорыв.

Что вы имеете в виду?

— В частности, в 2013 году мы запустили технологию производства микрочипов на 65 нанометров. В 2012 году мы закончили работы по 90 нм и сегодня выпускаем порядка 3 тыс. пластин по этим технологическим нормам. А что касается 65 нм, то это был для нас новый вызов и мы успешно с этим справились. Руководитель дивизиона производства микроэлектроники, академик Красников, добился здесь достаточно серьезного рывка, который позволил выйти на совершенно новый технологический уровень. Сегодня наша страна, которая входила в семерку стран Европы, освоивших технологии 90 нм, еще больше сократила разрыв с ведущими производителями электронной компонентной базы в мире с точки зрения технологического уровня электронной промышленности.

Еще одним успехом в 2013 году было то, что в рейтинге Defense-100 ОАО «РТИ» поднялось на 80-е место. Наша стратегическая задача, которую мы наметили к 2018 году — это войти в первую полусотню ведущих производителей вооружений и военной техники в мире. Для этого сейчас делается очень много новых заделов, разрабатываются новые проекты.

В 2014 году перед холдингом стоят не менее сложные задачи. Мы должны еще больше увеличить темпы развития производства вооружения и военной техники, кардинально повысить объемы производства электронной компонентной базы на зеленоградских предприятиях. Не менее важная для нас задача — системная интеграция, где мы должны реализовать два важных проекта. Кроме того, необходимо восстановить свои позиции на рынке системной интеграции, прежде всего в работе с крупными корпоративными и государственными заказчиками.

Отразится ли на работе холдинга возможное введение экономических санкций западными странами против России?

— Безусловно, появятся серьезные проблемы. Но любое такое экстремальное событие имеет свои отрицательные и положительные составляющие. Отрицательная заключается в том, что нам действительно будет очень затруднительно решать вопросы по закупке импортных комплектующих. А без комплектующих с высокими техническими показателями будет сложнее обеспечивать технические характеристики, которые предъявляются заказчиком к военной технике и вооружению.

С другой стороны, надо иметь в виду, что за последние 30 лет мы серьезно отставали в производстве современной собственной элементной базы. Мы должны сегодня понимать, что перед нами стоит очень серьезный вызов в этой области. А, понимая это, обязаны бросить крупные силы для развития электронного производства.

Здесь очень важно, я считаю, чтобы государство правильно сфокусировало свое внимание на поддержке спроса на собственную электронно-компонентную базу, что сейчас государство, безусловно, делает. Но необходимы более активные инициативы и поддержка спроса на эту продукцию со стороны государства. То есть, по сути, формирование рынка собственной электронно-компонентной базы, как военного, так и гражданского применения. Мы со своей стороны сегодня делаем серьезный прорыв вперед и по технологическому уровню, мы обладаем всей линейкой производства микрочипов в размерности от 250 до 65 нм. Это очень важно с точки зрения технологических возможностей.

Но при этом важна еще одна компонента. Все эти технологии так и останутся просто технологиями без развития дизайна в области элементной базы. Здесь тоже предстоит большая работа. В том числе, в рамках развития промышленной политики России необходимо всячески стимулироваться развитие дизайна и разработки в области элементной базы.

Мы со своей стороны понимаем остроту этого вопроса. Потому что и в радиолокационных системах, и в космосе, и в авиации процент импортной элементной базы достаточно высокий. Во многих направлениях он составляет от 60 до 80 процентов. Для того, чтобы преодолеть эту сложную ситуацию, необходимо постоянно увеличивать разработку своей элементной базы, как гражданского назначения, так и элементной базы «military» и «space». Это для нас является одним из главных направлений в области микроэлектронного производства.

Мы не сидели, сложа руки. В течение 2012–2013 годов проведена большая работа по разработке целого перечня элементной базы категории «space» и «military». Сегодня мы уже готовы по целому ряду направлений делать серьезные шаги по импортозамещению элементной базы. Очень важно правильным образом скоординировать работу на уровне всего государства, и в том числе, на уровне Минобороны. Тогда, я думаю, мы сможем эту непростую ситуацию преодолеть.

Я не могу сказать, что мы готовы сегодня «покрыть» все наши производственные потребности микроэлектроникой. Но, исходя из того, что наш концерн обладает самым современным производством в области микроэлектроники в России, мы должны будем сделать в 2014–2015 годах очень серьезный рывок. Именно этому способствует та обстановка, которая возникла в связи с возможным введением санкций.

В какие сроки планируется полностью завершить строительство Системы предупреждения о ракетном нападении?

— Первоначальными планами предусматривалось завершение формирования Системы предупреждения о ракетном нападении в 2020 году, но после известных совещаний у президента России Владимира Владимировича Путина эти сроки были скорректированы. Мы должны теперь эту задачу выполнить к 2018 году.

Ряд объектов уже введен в строй и принят на вооружение. Строительство целого ряда объектов находится на завершающем этапе. По пяти объектам начато строительство. У нас все идет по графику, и нет никаких отставаний. Есть полная уверенность в том, что мы справимся с этой задачей и в 2018 году полностью решим задачу, поставленную президентом страны.

Что касается уже готовых объектов, то в 2011 году мы ввели в строй РЛС в Лехтуси Ленинградской области. В 2013 году поставили на вооружение РЛС в Армавире, которая компенсировала утрату станции в Габале (Азербайджан).

В 2014 году мы должны завершить государственные испытания и поставить на вооружение РЛС в Иркутске и Калининграде.

Хотел бы особо подчеркнуть, что утрата станций, которые находились за границей — в Прибалтике, на Украине, в Азербайджане — сегодня полностью скомпенсирована поставленными на боевое дежурство станциями «Воронеж».

РТИ проводит большую работу и по модернизации действующих станций. Сегодня на вооружении стоят станции и предыдущего поколения. В частности, это РЛС «Волга» в Барановичах (Белоруссия), РЛС «Дарьял» в Печоре. По ним проведена и будет проводиться дополнительная модернизация, они полностью выполняют поставленные перед ними задачи с точки зрения тактико-технических характеристик.

В чем заключаются основные преимущества РЛС «Воронеж» перед станциями предыдущего поколения?

— Одно из главных преимуществ РЛС «Воронеж» — это высокая заводская готовность и, соответственно, ее быстрая возводимость. Сегодня мы в состоянии обеспечить изготовление этих станций в течение полутора лет. До минимума сведены работы по настройке аппаратуры, так как сейчас основной их объем выполняется непосредственно на заводах, в процессе производства станции. Раньше на это уходило несколько лет.

Кроме того, сам принцип открытой архитектуры позволяет строить РЛС «Воронеж» под конкретные задачи, с точки зрения ракетоопасных направлений. То есть в зависимости от необходимости и требований заказчика мы можем либо наращивать, либо уменьшать характеристики, как того требует оперативно-стратегическая обстановка. Мы применяем при строительстве этих РЛС инновационные решения в сфере распределения энергетики на станции, что позволяет улучшать ее характеристики.

Еще один важный аспект связан с тем, что мы отказались от очень сложных инженерных систем. Это, с одной стороны, позволило увеличить скорость создания объектов и постановки станций на опытное дежурство. С другой стороны, это сократило их стоимость. Наши станции в разы дешевле всех РЛС предыдущих поколений. Кроме того, с точки зрения обслуживания РЛС «Воронеж» требуют меньше денежных средств и персонала. Например, на РЛС «Дарьял» дежурная смена составляет до 80 человек, а на станции в Лехтуси — всего 15 человек.

Также приносит существенную экономию отказ от большого водопотребления и сокращение электропотребления. Все это делает проект, уникальный по своей сложности и характеристикам, еще и экономически выгодным, потому что цена является очень важным фактором при создании вооружений.

При этом каждый наш новый объект — это не совсем серийный продукт. Существуют элементы, которые каждый раз добавляются, совершенствуются от объекта к объекту. Мы проводим большую работу по унификации внутри станций. Это позволят еще больше сократить затраты и издержки при производстве и эксплуатации РЛС. Мы отказались от строительства ремонтных баз на объектах. Любой элемент РЛС можно моментально заменить и нет необходимости что-либо ремонтировать на месте.

Принципу высокой заводской готовности не так много лет. Первый эскизный проект по Системе предупреждения о ракетном нападении академик Александр Минц написал в 1968 году. А сегодня мы уже имеем принципиально новое, третье поколение станций, которые по целому ряду превосходят все предыдущие РЛС и их зарубежные аналоги. Это признается не только нами, но и нашими конкурентами.

Какие еще работы в области радиолокации проводит «РТИ»?

— Сегодня мы ведем большой ряд разработок в этой области. Это не только метровые и дециметровые станции, но и станции загоризонтного обнаружения, станции пассивной радиолокации, комплексы высокоточного измерения. На очереди — перспективные средства, появление которых продиктовано совершенствованием средств воздушно-космического нападения.

Это все для нас является очень серьезным вызовом. В 2016 году мы должны завершить работы и сдать на вооружение западный загоризонтный радиотехнический узел в Ковылкино (Мордовия), а в 2017 году — Восточный радиотехнический узел в Зее (Амурская область). Помимо этого, мы строим радиолокационный комплекс контроля космического пространства в Находке и практически завершили такую же работу в Зеленчуке.

Холдинг также запустил два больших проекта: разработку перебазируемых радиолокационных передвижных комплексов различного базирования. По этим проектам у нас тоже достаточно сжатые сроки.

В общем объеме производства концерна, какова доля гособоронзаказа и гражданских программ?

— Доля работ по гособоронзаказу неуклонно растет, мы все больше и больше работаем в этой области с Минобороны. По итогам 2013 года доля гособоронзаказа составляет более 40 процентов. Все остальное — гражданская составляющая — микроэлектронное производство и системная интеграция.

При сегодняшнем состоянии промышленности гособоронзаказ может стать тем серьезным движителем, который позволит реализовать фундаментальную задачу по реиндустриализации страны, по развитию новых отраслей промышленности. Разработка современного вооружения и военной техники требует принципиально новых технологий и подходов, а соответственно совершенно новой промышленной инфраструктуры.

Как складываются у вас отношения с основным заказчиком — Минобороны?

— У нас отлажены отношения с Минобороны. Все контракты в основном имеют трехгодичный срок реализации. Вопросы финансирования решены, практически по всем контрактам мы работаем по кредитной схеме, то есть мы не ждем, пока нам будет перечислен аванс. Такая отточенность действий с военным ведомством позволяет нам быстро выходить на заключение контрактов.

Другое дело, что в целом в области планирования и ценообразования нам и Минобороны предстоит еще очень большая совместная работа. Важно то, что с приходом в Минобороны новой команды эти проблемы начали решаться. Хотел бы отметить, что вопрос ценообразования требует глубокого, фундаментального подхода и главное, чтобы все это было научно обосновано.

Серьезное внимание мы уделяем модернизации предприятий. Например, на Ярославском и Саранском заводах вводятся в строй не просто новые станки или какие-то отдельные участки, а целые технологические линии, что обеспечивает совершенно другой уровень качества продукции и сокращение сроков производства.

Как вы относитесь к контрактам полного жизненного цикла, на которые сейчас переходит Минобороны РФ?

— Мы активно участвуем в этой инициативе и считаем, что это будет очень важный шаг вперед. Для производителя с одной стороны будет повышаться ответственность, с другой стороны он будет точно знать всю перспективу, четко понимать, что необходимо добавить, чтобы быть на острие конкурентной борьбы.

Какие экспортные программы на сегодняшний день реализует «РТИ»?

— У нас разработана специальная экспортная программа. Мы ведем переговоры с целым рядом стран, прежде всего Юго-Восточного и Азиатско-Тихоокеанского регионов в части создания радиолокационных комплексов контроля, освещения надводной обстановки, комплексов мониторинга. При этом мы понимаем, что у нас довольно чувствительный сегмент продукции, и какие-то вещи мы просто не можем экспортировать. Не можем давать в печать и точные характеристики этой продукции. Поэтому в разговоре с вами я иногда только обозначаю направления работы, а не вдаюсь в детали.

Мы находимся только в самом начале этого пути, требуются очень серьезные изменения не только внутри предприятия, но и изменения в геополитическом плане. Мы долгое время были не готовы к тому, чтобы поставлять продукцию на экспорт. И только последние годы «РТИ» активно занимается экспортом. На базе новейших технологий появились радиотехнические комплексы, отвечающие требованиям инозаказчиков и которые можно экспортировать.

Что касается электронно-компонентной базы, то «РТИ» успешно ее экспортирует не только, как ни покажется странным в юго-восточные страны, но и в Европу.

Источник: Интерфакс

Возврат к списку