Системные проекты

Федор Конюхов: "На полюсе не работают системы определения координат"

С момента старта полярной экспедиции «Карелия — Северный полюс — Гренландия» Федора Конюхова и Виктора Симонова прошло 20 дней. За это время путешественники преодолели на собачьей упряжке около 450 километров по дрейфующему льду Северного Ледовитого океана, вышли на 55-й меридиан и движутся курсом на фьорд Виктория северной оконечности Гренландии. На данный момент до острова осталось 490 километров.

Федор Конюхов возле нарт

Федор Конюхов возле нарт

На протяжении всего времени пути путешественники встречаются с полыньями и разломами льдов, настоящая битва за пройденные километры и даже метры идет каждый день. Продвижение по льдам нестабильно: в один из дней были пройдены рекордные 29 километров, в другой — Конюхов и Симонов вообще не смогли выйти из палатки из-за сильной метели.


В день старта перехода от Северного полюса через Гренландию Федор Конюхов, который совершил более 40 уникальных экспедиций и восхождений, в том числе четыре кругосветных плавания, единственный россиянин, побывавший на трех полюсах планеты — Северном, Южном и высотном (Эверест), поделился с корреспондентом «СЭ» подробностями подготовки к экспедиции.

«23 года я не стоял на дрейфующем льду. Для человека это большой срок, для суровой арктической природы — мгновение. Здесь, в районе Северного полюса, все по-прежнему: мороз, торосы; многолетний лед чередуется с открытой водой. Старт — это уже очень большое событие. Я всегда разделяю экспедиционный проект на два этапа: подготовка и сама экспедиции. Оба этапа имеют равное по степени важности значение. Как говорил легендарный японский путешественник Наоми Уэмура, из любой экспедиции можно вернуться, если она хорошо подготовлена. Однако уже выход на старт означает, что мы проделали огромную работу «на берегу».

«Я давно мечтал пройти этим путем. Еще в 1978 году Уэмура проложил маршрут своей экспедиции на собачьих упряжках от побережья Канады к Северному полюсу, а затем и через Гренландию. Однако пройти его японцу не удалось. Было слишком много препятствий: и нападение белого медведя, закончившееся полной потерей продуктов, и ледяные торосы. К своей экспедиции мы готовились два года. Виктор — большой специалист в езде на собачьих упряжках, знаток Арктики. Маршрут наш очень сложный, ведь двигаться придется по дрейфующему льду, который будет постоянно относить нас от намеченного пути.
Экспедиция уникальна тем, что стартуем мы не к Северному полюсу, а от него. К тому же намереваемся пройти по одному из самых протяженных арктических маршрутов. Но, возможно, главная, ее особенность в том, что это истинно российская экспедиция. Все, в том числе и средства спасения, и навигационное оборудование, — российского производства.»

«Каждая экспедиция использует средства связи и аварийно-спасательное оборудование. У нас это — приборы ОАО АФК «Система» и ОАО «РТИ». Все их мы будем не только испытывать — если, не дай бог, случится какая проблема, именно они помогут нам спастись. Без аварийного радиобуя ни одна экспедиция не двигается в путь.»

Вы будете использовать отечественную систему ГЛОНАСС (российская спутниковая система навигации — одну из двух функционирующих сегодня систем глобальной спутниковой навигации. — Прим. Л.Х.). Сомнений в ней нет?

«Россия должна иметь свою навигационную систему, а не замыкаться на одной GPS. И только от самих россиян зависит, когда ГЛОНАСС будет полностью доработан — через 10 лет или через год. Мы в наших ученых верим. Что касается GPS, то она встроена в спутниковый телефон, который мы также несем с собой.»

«На самом полюсе никакая система определения координат не работает, там ведь есть широта и фактически нет долготы. Можно отойти всего на 20 метров и уже пересечь меридиан, а эти несколько метров и есть «ошибка», с которой приборы определяют координаты. Когда стоим на полюсе, у нас нет севера, востока и запада. Есть только юг! Так что мы для начала отойдем от полюса, а затем уже сориентируемся и направимся к Гренландии. С полюса нужно сначала уйти, причем в любую сторону! А стартовать именно с полюса для нас очень важно, ведь полярники и путешественники — педанты, и они следят за показаниями наших приборов, которые автоматически подают сигналы местоположения (старт экспедиции «Карелия — Северный полюс — Гренландия» был зафиксирован по показаниям приборов точно на Северном полюсе. — Прим. Л.Х.).»

Очень важное средство передвижения во льдах — сани. Где и как были построены ваши?

«В Карелии. Строили их специально к этой экспедиции, используя чертежи гренландских нарт. Разница лишь в том, что у гренландских в задней части нет места для погонщика. Малые народы, населяющие северные районы, не ходят к полюсу — им это не надо. У нас же есть спортивный азарт, а значит, амбиции и самолюбие. И это хорошо, ведь если человек не хочет выиграть, то и не выиграет.»

«Помню, когда шел в одиночку по Арктике, восемь раз их встречал… Берем с собой оружие с запасом пуль: световых, перцовых и на крайний случай — боевых. Охотники говорили мне: «Никогда не стреляй в белого медведя. Маловероятно, что ты сразу его убьешь, но ранить можешь, а раненый медведь очень мстителен, он будет идти по твоему следу и настигнет, когда ты будешь занят или ляжешь спать» Отвлечь и остановить медведя можно только огнем. Световая шашка заставит зверя задуматься.»

«Нет. Белые медведи все время слышат, как трещит лед, — это очень громкий и резкий звук — гораздо громче, чем выстрел. В Арктике нет тишины, как, например, в Гренландии или в Антарктиде. В Арктике льды все время сталкиваются и трескаются, так что белый медведь привык к неожиданным и сильным звукам. Стреляй — не стреляй, зверь не поймет, что его ждет опасность! А вот огонь и дым эффективны. Медведя пугает то, с чем он не сталкивался.
Вообще лучше ходить в такие экспедиции вдвоем: один уйдет на разведку и возьмет ружье, а второй останется с нартами. Если же ты один, то, уходя на разведку, приходится оставлять нарты и собак на произвол судьбы.»

«Такое может быть. Охота на медведей запрещена, а нерп становится меньше. Это проблема. Мы понимаем, что обязательно встретимся с медведем. Вопрос в том, как мы разойдемся… Но Арктика — это мир медведя, мы же здесь лишь гости. Я при такой встрече всегда приговариваю: «Это твоя Арктика, а мы проходим мимо, пропусти нас»! (Смеется.)»

Лина Холина 

Лонгйир — «Барнео» — Москва

Источник: СПОРТ-ЭКСПРЕСС

Возврат к списку